Паттерны привязанности к матери или связь с первичным объектом.

Небезопасный избегающий паттерн привязанности. При таком паттерне ребенок по разным причинам не ищет близости, а скорее избегает контакта с матерью. Когда такой ребенок играет с игрушками, он едва смотрит на мать. Когда мать уходит из комнаты, он не показывает своего несчастья и едва реагирует на ее возвращение. Такое поведение не означает, что ребенок внутренне спокоен. Мать такого ребенка не способна давать, так что ребенок может добиться близости только в «таком состоянии». Ровно столько может выдержать его мать.

Есть два других паттерна привязанности. Небезопасный тревожно-амбивалентный паттерн описывает поведение, в котором много тревоги, злости и конфликта. Этих детей очень трудно успокоить, когда мать возвращается. Они очень сильно выражают эмоции и продолжают следить/ходить за матерью, но это не приносит им облегчения, так что они остаются очень несчастными.

Последний паттерн – надежная привязанность, при которой много контакта и общения между матерью и ребенком. Однако, ребенок способен к исследовательской деятельности только, когда мать в комнате. Когда она уходит, ребенок расстраивается. Когда она возвращается, она может его успокоить и спустя какое-то время ребенок возобновляет игру, часто поглядывая на мать.

Конечно, в жизни эти паттерны разграничены нечетко, но есть ведущий паттерн, который характеризует преобладающий модус поведения.

Одно из базовых допущений психоанализа состоит в том, что родители реагируют на поведение и особенности своих детей в соответствии с ожиданиями, которые основаны на их прошлом опыте с собственными родителями [Caregiving figures – лица, осуществлявшие уход за ребенком.]. (Freud: 1940: An Outline of Psychoanalysis; Fraiberg: Ghosts in the Nursery; Bowlby: Attachment theory)

Если связать упомянутые паттерны привязанности с этим базовым допущением, можно сказать, что ребенок изначально развивается во взаимодействии со средой. Если он или она чувствует любовь к себе, поддержку и безопасность, то тогда развиваются базовое доверие и ощущение безопасности. Ребенок будет любить себя и чувствовать себя в безопасности.

Однако, если обстоятельства складываются таким образом, что здоровый нарциссизм разрушен, в зависимости от гибкости/устойчивости ребенка, ему будет нанесен тот или иной ущерб вплоть до развития паттерна небезопасной избегающей привязанности, который может просуществовать всю жизнь.

Кэтрин Шмидт
«Эмпатическая пустота»