Шёл 1962 год. Мы, беззаботные, озорные 8-9-летние девчонки играли вблизи железнодорожного полотна с песком. Мимо проносились скорые пассажирские поезда, громыхали тяжёлые и длинные товарные составы. С ними улетали в неизвестный красивый мир наши мечты. Нас было пятеро подружек. Одну звали Тома, и она была некрещёная.

Пролетел скорый поезд. Я, как обычно, приводила его глазами, заглядывая в окна, где можно было различить головы пассажиров. Метрах в 500 от нас была станция. Состав начал снижать скорость, а затем и остановился. Последний вагон виднелся вдали и был похож на маленькую зелёную коробочку.

Я продолжала смотреть на него, и вдруг увидела, как от вагона отделилось тёмное облако. Оно приняло расплывчатые формы чёрта. Был он раза в три больше вагона, а на его голове отчётливо просматривались рожки.

В правой руке нечисть держала трезубец, а левой начала призывно махать и звать к себе: «Тома, Тома». Голос у чёрта был глухой, низкий и вызвал у меня жуткий страх.

От взмаха его руки воздух колыхался, и его волны – холодные, жуткие, могильные – касались моего лица. Дико закричав, я упала на землю. Когда пришла в себя, поезд уже ушёл, а подружки наперебой спрашивали: «Что с тобой, что случилось?»

Я им всё рассказала, и все бросились бегом по домам. К моей маме прибежали близкие Томы. Мама им объяснила, что Тому нужно срочно крестить, иначе случится большая беда. Ведь чёрт уже днём зовёт её к себе. Нашу подружку окрестили, и никаких видений на железной дороге больше не случалось.

Cookie & GDPR policy. Сайт использует файлы Cookie. подробнее

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close