Сервис обратного звонка RedConnect

Стоящий на подмостках человек в длинном сюртуке сделал театральный жест и занавес раздвинулся. На сцене, освещённый лучом прожектора, стоял монстр. Толпа ахнула и заволновалась. Монстр был просто отличным. Смертельно бледная кожа, остекленевшие глаза, швы, скрепляющие лицо и два штыря, торчащие из висков.

Человек на сцене выждал паузу и громко произнёс: «Уважаемые зрители, вы собственными глазами видите монстра, созданного моим прапрадедом Виктором Франкенштейном. Он собрал его, используя органы трупов из анатомических театров, тела, выкраденные из свежих захоронений, и даже мясо животных со скотобойни».

Дэн Брин, прижатый к верёвочному ограждению в первом ряду, ухмыльнулся. Этот Франкенштейн умел произвести впечатление на публику. Наверное, он неплохо зарабатывает, возя всюду это чудище.

Тем временем представившийся прямым потомком Виктора человек скомандовал: «Подними руку». Рука монстра медленно поднялась на уровень плеча и замерла.
– Этот монстр не может умереть. Если какой-то орган у него изнашивается, я его меняю, – продолжал разглагольствовать трюкач. Он победно посмотрел на людей и торжественно добавил: «Боль он тоже не чувствует. Вы сейчас убедитесь в этом».

Франкенштейн взял в руки толстую иглу длиной сантиметров 30 и с силой всадил её в живот чудовища. Толпа ахнула, а монстр даже не шелохнулся. Не выступила и кровь на теле.

Дэн Брин повернулся к сцене спиной и стал пробираться к выходу. Это представление он видел уже 3 раза. Выглядело оно забавно, но в помещении стояла страшная жара. Поэтому Дэн постарался как можно быстрее покинуть его и оказаться на улице.

В августе жизнь в Панама-Сити просто ужасна из-за жуткой духоты, и Брин поспешил к ближайшему пивному бару, чтобы выпить кружку холодного пива и почувствовать облегчение.

В баре стояла прохлада от кондиционера, и Дэн почувствовал заметное облегчение. Он взял кружку ледяного пенного напитка и устроился на скамейке в одной из огороженных деревянных кабинок.

Он уже допивал пиво, когда увидел, как в бар вошёл этот ловкий трюкач, демонстрирующий всем своего монстра. Его сценический облик исчез вместе с сюртуком, а прусская стрижка оказалась обычным полубоксом.

Дэн Брин окликнул его и призывно махнул рукой. Когда мужчина подошёл, то услышал: «У вас отличное шоу. Не желаете выпить, я угощаю». Франкенштейн согласно кивнул головой, и Дэн заказал трюкачу пиво.

Мужчины сделали по несколько глотков, и Франкенштейн заметил: «Я видел вас на нескольких своих представлениях. Вам понравилось шоу или это всего лишь страсть к карнавалам?»
– Шоу, несомненно, хорошее. Я Дэн Брин, репортёр.
– Рад встрече с прессой. Я Стэнли Арнольд. Зовите меня просто Стэн, – представился потомок Виктора Франкенштейна.
– Так Франкенштейн – ваш сценический псевдоним? – улыбнулся Дэн.
– Конечно. Однако я думаю, что вы убеждены в некоторой моей непорядочности, и думаете, что мой монстр ненастоящий?

– Как вам сказать. Всё дело в том, что выгладит он вполне естественно. Простёганная швами кожа, штыри в голове. Это производит впечатление.
– Штыри держатся на спиртовом каучуке, а швы рисуются карандашом для бровей. Скажу честно, всё шоу – сплошная иллюзия. Но я рад, что мой монстр показался естественным даже газетчику. Какую газету вы представляете?

– Никакую. Просто синдикат новостей. А с вашим представлением я познакомился ещё полгода назад и заинтересовался им. Навёл о вас кое-какие справки. Вообще-то имя Стэн вам не слишком нравится. Вы чаще представляетесь Штайном. И всё же имя Виктор Франкенштейн в самом деле значится в ваших иммиграционных бумагах. То есть вас зовут так же, как и вашего прапрадеда.

– Продолжайте, – ледяным тоном произнёс трюкач.

Дэн вытащил записную книжку, полистал странички:
– Да, вот оно. Родились вы в Женеве. Прибыли в США в 1968 году.
– Далее вы начнёте утверждать, что мой монстр настоящий, – Франкенштейн улыбнулся, но лишь уголками губ.
– Держу пари, что так оно и есть. Никакая йога, гипноз и прочие фокусы не могут сделать человека настолько нечувствительным к боли. Я бы хотел знать все подробности и полную правду.

– В самом деле? – холодно поинтересовался Франкенштейн. Дэн ничего не ответил, он лишь выжидающе смотрел на собеседника.

– Ну что же, твоя настырность заслуживает уважения, – наконец произнёс трюкач, так и не дождавшись ответа. – Зови меня Вик. А теперь послушай, что я скажу. Идея сборки искусственного человека из отдельных частей тела – просто смешна. Мой прапрадед не создавал искусственную личность. Он долгие годы путешествовал по африканским джунглям и изучал, как местные колдуны создают зомби. Затем систематизировал и усовершенствовал эти знания, превзойдя своих учителей-аборигенов. Он научился оживлять покойников.

В глазах Франкенштейна загорелся недобрый огонёк. Дэн внутренне напрягся, но тут же расслабился. Какая опасность могла ему грозить в заполненном людьми баре?
– Боишься, Дэн? – усмехнулся Виктор и похлопал газетчика по плечу. Тот ощутил укол в плечо и вскрикнул от неожиданности.

– Не бойся, – вновь усмехнулся трюкач. Он разжал ладонь и показал небольшой шприц. – Этот укол абсолютно безболезненный. Я ввёл тебе обыкновенный гипнотический наркотик. Действует всего несколько часов. Полностью подчиняет волю. А теперь сосредоточься. Тот монстр, которого ты видел, вовсе не коллекция запчастей – это настоящий зомби. Он мёртвый, хотя может ходить и выполнять примитивные действия. Иными словами, воскресший покойник. Когда-то его звали Чарли.

Франкенштейн посмотрел пристально на Дэна, видимо стараясь убедиться, что наркотик подействовал. Газетчик сидел неподвижно, только на его губах блуждала бессмысленная улыбка.

– Так вот, – продолжил удовлетворённо Виктор, – Чарли мёртв, а поэтому не в состоянии заменить клетки своего тела. Они изнашиваются, а куски плоти отваливаются. Всё его тело – сплошные дыры. Ноги у него ужасные. Не осталось ни одного пальца: все отвалились при ходьбе. Думаю, пора отправить Чарли на отдых. Ему достались долгая жизнь и долгая смерть. Встань, Дэн.

В мозгу Дэна Брина возник вопль ужаса. Но его тело послушно поднялось на ноги.

– Знаешь, кем был Чарли до того, как стал монстром? – произнёс Франкенштейн. – Бедняга был репортёром. Точно таким же, как ты. Он решил, что раскопал отличный материал. Но не понял, что есть вещи, в которые не стоит совать свой нос. Он пытался выудить из меня информацию, припугнул фактами биографии. Я поставил ему укол, потом убил и оживил. Так он и стал зомби или монстром. Называй его так, как тебе больше нравится. Эта участь ждёт и тебя, Дэн. А теперь пошли.

Виктор Франкенштейн двинулся к выходу. Дэн покорно последовал за ним – молча и спокойно.

Cookie & GDPR policy. Сайт использует файлы Cookie. подробнее

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close